Началось в колхозе утро

Еще несколько десятков лет назад соседи в городских многоэтажках могли запросто зайти друг другу за солью, а то и просто поболтать. Сегодня мы часто даже не знаем, кто живет этажом выше. Правда, в некоторых районах Москвы еще сохранились такие «медвежьи углы» со своим неповторимым укладом жизни. Иногда добрые соседские отношения формируются и в новых кварталах.

В начале советской эпохи активно строилась общественная жизнь, основанная на коллективизации, создавались огромные коммунальные квартиры, возводились целые дома-коммуны. В таких условиях соседи, конечно, общались. Одна из лучших иллюстраций — известный фильм о доброй «коммунальной» жизни Москвы 1950-х годов, «Покровские ворота».

Причем создавались такие сообщества на любом уровне: людей расселяли по «профессиональному принципу» — политиков с политиками, писателей с писателями, драматургов с драматургами, рабочих с рабочими и т.д. «Так и получались замкнутые пространства, где живет одна "семья", члены одного круга», — говорит руководитель отдела продаж департамента жилой недвижимости Penny Lane Realty Илья Прогонов. Конечно, не все было так радужно, соседи «стучали» на соседей, какой бы дружной семьей все ни жили. Но сам факт жизни «на виду» отрицать не получится. В принципе, с некоторой натяжкой то же касается и первых домов периода индустриального домостроения: хотя и заселялись условные Новые Черемушки с нуля, люди знакомились и продолжали воспроизводить привычный уклад. Тем более что в одном подъезде типовой «хрущобы» все-таки жило не столь бесчисленное количество народу.

Подобные «семьи» начали распадаться еще в 70-80-х годах, с появлением новых многоэтажных серий. Процесс «вымирания» таких кварталов ускорился вместе с распадом Советского Союза, и сегодня жители мегаполисов ориентированы, скорее, на минимальное общение с соседями.

По мнению фольклориста и историка Антона Размахнина, такие уголки со старым укладом жизни исчезают, в первую очередь, в процессе реконструкции: «Сносят старые домики, расширяют дороги, строят высотки и большие торговые центры. Старине трудно удержаться в такой обстановке». И действительно, новые объекты инфраструктуры и общественные места притягивают множество других людей, которые разрушают складывавшийся годами уклад жизни.

Впрочем, на карте Москвы еще остались места, где сохранилась совершенно уникальная атмосфера. «Это такие кварталы и даже целые районы, где из-под современных фасадов выглядывают и двухэтажки, построенные пленными немцами после Великой Отечественной войны, и советский магазин-"стекляшка", а то и вовсе конюшни и галерейки родом из позапрошлого столетия. В таких местах обычно довольно тихо — машины проезжают не сплошным потоком, а раз в несколько минут. Там во дворах по старинке сушится белье (да, это "большая деревня"!), там продавщицы в магазинах знают постоянных покупателей в лицо, а о тех, кто поехал в центр Москвы, говорят — "ушел в город". Это и Москва (часто — в самом центре), но при этом немножко и не Москва», — рассказывает Антон Размахнин. По словам эксперта, в Москве таких мест немало. Есть, например, даже у самого Кремля — в частности, такой старинный уклад сохранился в Лебяжьем переулке под Большим Каменным мостом. То же можно сказать о Софийской набережной и ее задворках ближе к Болотной площади, Хохловском переулке, Ивановской горке и Хитровке (Басманный район). Хотя, конечно, с каждым годом старина отступает под натиском реконструкции, реновации и городского благоустройства.

«Раньше такими же "медвежьими углами" были знамениты Арбатские и Пречистенские переулки — но сегодня там уж не так, как прежде. Хотя кое-где, например, в Мансуровском, пока еще чувствуется прежняя атмосфера. На самой Пречистенке дом под номером 32 — вообще настоящий "заповедник" XIX века: здесь сохранились полукруглые галереи и каретные сараи бывшей усадьбы», — рассказывает Антон Размахнин.

Сохранились такие места и за пределами Центрального округа. Например, Жуков проезд на Павелецкой, где будто бы все еще продолжается жизнь старого Замоскворечья, или улица Солженицына на Таганке, где до сих пор стоит вековой вяз над старинной церковью Мартина Исповедника. «Есть и целые районы, где время будто бы остановилось — к примеру, Коптево на севере города или Курьяново на юго-востоке», — добавляет Размахнин. Правда, в этих районах время застыло, скорее, не в 19-м веке, а в 60-х годах 20-го.

Может уникальная атмосфера формироваться и в новых кварталах, в основном в малоэтажных, где складывается довольно спокойная обстановка. В качестве примера Антон Размахнин называет район Куркино на северо-западе столицы, за МКАД. Здесь, между Химками, Молжаниновским районом и Северным Тушино, в 1999-2006 годах был возведен экспериментальный жилой район с низкой плотностью застройки, где находятся дома разной этажности — от таунхаусов и коттеджей до 23-этажных высоток. В Куркино соседи знают друг друга, дружат и общаются — почти как в старые добрые времена.

В последнее время условия для добрососедских отношений все чаще создаются в новых жилых комплексах: люди устали от «вражды», им хочется больше добра, и девелоперы стараются сделать свои проекты более привлекательными для потенциальных жителей.

Строить просто качественные проекты — этого сегодня мало для хороших продаж, уверены опрошенные «Домом» эксперты рынка недвижимости. «Поэтому появляется все больше жилых комплексов с реализованными социальными концепциями, особенно за городом. Помимо спортивных объектов, пешеходных зон, качественной отделки и паркинга, людям теперь нужна еще и интеллектуально-эстетическая составляющая. Например, площадки для общения и обучения. Мы помогаем формировать сообщества, где люди знают своих соседей в лицо», — приводит пример заместитель генерального директора RDI Дмитрий Власов.

 

По словам генерального директора Ordo Realty Ольги Таракановой, для формирования соседских уголков в новых жилых кварталах застройщики создают инфраструктуру, которой могут пользоваться все жители. Например, соседи встречаются и знакомятся в спортзале, в бассейне, в спа-центре или на детских площадках. «Ключевой фактор для установления добрососедских отношений — создание разнообразных общественных зон», — поясняет генеральный директор ГК «Гео Девелопмент» Максим Лещев.

Помимо создания общественных зон в последнее время на территории жилых комплексов начали проводиться и самые разные мероприятия, создаваться клубы по интересам, так называемые «комьюнити». Например, в проектах RDI Group открываются культурные центры — любые общественные пространства, где проходят тематические мастер-классы, выставки, лекции и так далее. Для жителей новых домов ФСК «Лидер» в теплое время года устраиваются экскурсии по району и проводятся соседские вечеринки.

Есть похожие комьюнити в проектах Urban Group, «Сити-XXI век» и других девелоперов. Причем сегодня создавать такую атмосферу проще именно в новых комплексах, поскольку, как отмечает PR-директор Urban Group Яна Максимова, состав жителей в них не имеет значительного социального расслоения — люди инициативны и обладают схожими представлениями о качестве жизни. По сути, сегодня рыночные механизмы обеспечивают почти такую же социальную однородность в новых проектах, что ранее — плановые, Так что свои сообщества, особенно в пригородах, постепенно формируются. И это хорошо — лишь бы не гетто.

Мария Перевощикова
Избранное: 0
#