Лес как доходное место

Лес как доходное место
Мы в прессе. RussianRealty
Хозяева тайги

В Европе таежными лесами покрыта практически вся Скандинавия.
Леса в Финляндии, например, строго подконтрольны государству. В России продажа леса долгое время велась, что называется, «с молотка» и фактически никак не контролировалась, притом что бизнес на лесе всегда был прибыльным делом. Сейчас он медленно, но верно становится регулируемым, безотходным, возобновляемым и экологичным производством.

Бревна на доски, опилки на экотопливо, кору на панели, семена на вырост, изделия на экспорт — ?такая бизнес-­модель считается в современном обществе прогрессивной и социально ответственной. Новые русские «лесники» учатся сажать елки и выстраивать бизнес-­процессы в европейских вузах, торгуют российским лесом на Запад и Восток, расширяя географию девелопмента от Красноярска и Иркутска до Карелии и Японского моря. В тайгу приходят крупные лесозаготовительные и перерабатывающие частные предприятия.
«Рубить лес сегодня становится все ответственнее, — ?рассказывает ДН Сергей Тарасюк, генеральный директор красноярского лесозаготовительного и деревоперерабатывающего предприятия ООО «Ангара Лес», входящего в холдинг «Карат», в пользовании которого более 800 тыс. га лесных угодий. — ?Мало вой­ти в тайгу, проложив дороги и обустроив быт там, где его никогда не было для сотен людей, приезжающих к нам работать. Помимо этого у нас есть жесткие регламенты и надзорные органы, а со следующего года в силу вступают и новые требования к интенсивному лесопользованию — ?сохранение и восполнение лесного фонда, которое будет очень жестко регулироваться на государственном уровне».

Это значит, что на месте сруб­ленных деревьев плантации должны засаживаться молодыми саженцами тех же пород с закрытой корневой системой, обеспечивающих приживаемость выше, чем у семян. Сеянцы, которые закрывают необходимость восполнения природных ресурсов, лесозаготовительные компании обычно закупают у ближайших соседей, в Китае. Красноярские лесорубы пошли дальше и планируют создать в тайге собственный питомник растений, в котором будет выращиваться более 1,5 млн саженцев ежегодно. Часть этой продукции пойдет на реализацию, как в России, так и за рубеж.

План по валу, вал по плану

Компания «Ангара Лес» второй десяток лет занимается лесозаготовкой и переработкой древесины. Помимо струганой, откалиброванной и высушенной доски, которая в 90% случаев отправляется на экспорт в Японию, Китай и страны Европы, в этом году завод начал выпускать топливные пеллеты. При этом проект по строительству лесоперерабатывающего предприятия полного цикла в городе Кодинске, что в 700 км от Красноярска, куда без малой авиации не добраться, в 2017 году получил статус приоритетного инвестпроекта в области освоения лесов. Спустя три года новый завод вошел в топ?50 предприятий лесной сферы РФ, а его производственные мощности сравнимы лишь с тремя другими крупными предприятиями края, действующими на рынке более 10 лет. К 2028 году, заработав на полную мощность, «Ангара Лес» может стать крупнейшим лесоперерабатывающим предприятием в регионе. Инвестиции в реализацию проекта только на первом этапе (с 2018 по 2020 год) составили 1,1 млрд руб. До 2028 года планируется вложить еще 3,1 млрд руб. В перспективе — ?развитие новых направлений, но уже сейчас руководство холдинга этот инвестпроект по созданию предприятия полного цикла признает успешным, намереваясь масштабировать его и на другие субъекты РФ.

Виды на «Индию»

Выход новых игроков на цивилизованный рынок деревянного домостроения ждут не только конечные потребители, но и институциональные игроки. Так, один из крупнейших российских девелоперов, группа «Самолет» недавно заявила о том, что в ближайшие несколько лет пополнит портфель пятью малоэтажными загородными проектами в Московском регионе для индивидуального жилищного строительства (ИЖС). «Сейчас мы с партнерами ведем разработку типовых моделей домов из дерева. В частности, идут переговоры с домостроительным комбинатом Segezha Group (входит в АФК «Система»), с которым планируется заключить договор на поставку домокомплектов для наших проектов», — ?говорит руководитель направления загородной недвижимости группы «Самолет» Иван Виноградов.

По словам эксперта, в Европе более половины домов — ?именно такие. «Панельные и каркасные деревянные дома сегодня очень востребованы покупателями. Теперь и каждый третий дом в Подмосковье строится из дерева по такой технологии. Но последние 100 лет государство не развивало отрасль вообще, поэтому нет ни регламентов, ни специалистов, которые умеют работать с проектной документацией, материалами строительства, — ?объясняет Виноградов. — ?Это все еще «дикий рынок», развитие которого тормозит также отсутствие общепринятых стандартов и понимания продукта: лесоперерабатывающие предприятия в основном ориентированы на b2b аудиторию, которой нужны струганые доски. Домокомплекты, конечно, производятся почти на каждом деревообрабатывающем заводе, но 30 шт. в год. Это ничтожно мало с учетом растущего спроса на ИЖС и емкости рынка», — ?сетует эксперт.

Стимулировать отрасль деревянного домостроения призваны новые требования государства к деревообрабатывающим комбинатам, которые заключаются в том, чтобы с предприятий выходила не просто струганая доска или брус, а продукция более глубокой переработки — ?струганая и высушенная. «Это правильная и давно назревшая в нашем отечестве инициатива», — ?считает эксперт из группы «Самолет». «По сути, это базовые требования для формирования цивилизованного внутреннего рынка строительных материалов, соблюдение которых будет способствовать реализации национального проекта «Жилье и городская среда», — ?соглашается Сергей Тарасюк из «Ангары Лес». — ?Такие же нормы и правила действуют и на зарубежных рынках».

В расчете на «Индию» — ?термин, который красноярские «лесники» используют по отношению к ИЖС, лоббируют свои интересы и собственники земель сельхозназначения. Они тоже готовы удовлетворять потребительский спрос на деревянные дома.

Частные леса

Не так давно в Госдуме была принята поправка к закону об использовании земель, в рамках которой частные собственники получили право самостоятельно заботиться о лесе, выросшем на их земле сельхозназначения. А такое бывает, и довольно часто, комментирует директор департамента жилой недвижимости Penny Lane Realty Сергей Колосницын: «Я был свидетелем того, как лендлорды, накупившие в свое время земли сельхозназначения, были вынуждены засаживать ее кукурузой — ?только чтобы выполнить условие владения этой землей. Но если естественным путем на такой земле появлялся лес, они не имели права с ним ­что-то делать — ?он должен был перейти в зону ответственности Гослесфонда. То есть ранее леса принадлежали государству и могли быть только сданы в аренду на долгий срок — ?частных лесов в России не было. И я очень надеюсь, что эта мера поспособствует рождению института частного владения лесом», — ?говорит Колосницын.

По мнению эксперта, мера, разрешающая частным собственникам заниматься лесом на их земле сельхозназначения, направлена на то, чтобы привести отрасль в порядок. Теперь собственник такого выросшего на его земле леса имеет право и заниматься лесозаготовками, чистить и облагораживать его, не передавая в Гослесфонд, однако, делая это подконтрольно государству, переведя участок в другой официальный статус.

То есть застроить высотными домами такой участок (сельхозназначения с лесным массивом) будет проблематично. Выгоднее устроить на нем делянку, извлекая законную прибыль.  
 
Источник: ДАЙДЖЕСТ НЕДВИЖИМОСТИ СЕНТЯБРЬ 2021 № 155
Читайте также
Избранное: 0
#